Глава вторая - Курс осознанного сновидения теория и практика

Глава вторая

^ Проявление в сновидениях внешних воздействий и процесс формирования сновидений


В этой главе приводится краткий конспект отчета В.Н. Касаткина об проведенных им исследованиях. Целью этой работы было выявление влияния на содержание сновидений различных внешних воздействий на спящего человека. Сделана попытка анализа деятельности головного мозга человека во сне. Рассмотрен процесс формирования сновидений, предложенный С.Лабержем.

^ Часть 1. Проявление в сновидениях внешних раздражителей.

Каждый имеет возможность наблюдать, что внешние воздействия во время сна оказывают определенное влияние на сновидения. Это особенно заметно, когда человек спит в неблагоприятных условиях, например в неудобной постели, при высокой или низкой температуре воздуха, при ярком свете, в душном помещении, при шуме. В таких условиях резко меняются частота появления сновидений и их содержание, причем различные внешние раздражители отражаются в сновидениях в виде определенных зрительных образов, сцен, мыслей и других элементов, так или иначе связанных со свойствами раздражителя.

В последние годы многие зарубежные авторы изучали действие внешних раздражителей с одновременной записью электроэнцефалограммы (ЭЭГ) во время сна и заметили, что они отражаются на ЭЭГ и отчетливо влияют на содержание и эмоциональную окраску сновидений. Можно было бы привести большое количество подобных работ целого ряда исследователей, изучавших сновидения. Однако, несмотря на значительное число подобных наблюдений и даже опытов, у нас нет сколько-нибудь обобщенных данных о влиянии раздражителей на сновидения.

Нам представлялось необходимым изучить с этой целью влияние на сновидения основных внешних раздражителей: света, звука, температуры, механического раздражения кожи, обонятельных и вкусовых. Наши выводы о влиянии различных внешних раздражителей сделаны на основании анализа данных сновидений, как в обычных условиях сна, так и во время специальных опытов; мы провели 596 опытов с участием 136 человек (записано 482 сновидения).

Влияние внешних раздражителей на сновидения впервые было замечено нами в условиях обычного сна. Прежде всего, было установлено, что при воздействии значительных по силе световых, звуковых, температурных, механических и других раздражителей увеличивается частота появления сновидений; при этом, чем сильнее раздражители, тем чаще возникают сновидения. Было замечено также, что разные внешние раздражители вызывают в сновидениях зрительные образы, сцены, мысли и другие элементы, всегда так или иначе связанные со свойствами раздражителя, действующего во время сна.

В каждом отдельном случае те или иные стороны прошлой жизни человека могут по-разному сочетаться в сновидениях, и раздражитель также может воздействовать на них различно. В одних случаях он вызывает отдельные, мало заметные и быстро проходящие зрительные образы. В других случаях эти образы упорно держатся на протяжении всего сновидения. Иногда, под влиянием внешнего раздражителя, могут резко измениться содержание и эмоциональный фон всего сновидения, и это влияние обнаруживается в нем очень отчетливо в форме зрительных и других представлений. Такое различное по форме отражение различных раздражителей в сновидениях находится в определенной зависимости, с одной стороны, от качества, силы и длительности действия раздражителя и, с другой стороны, от функционального состояния центральной нервной системы человека.

Рассмотрим влияние на сновидения различных внешних раздражителей. Наблюдения показывают, что если человек спит в освещенном помещении, то в его сновидениях очень часто возникают зрительные образы, связанные со светом, освещением, такие как: яркий солнечный день, светящиеся электролампочки, керосиновые лампы, костры, пожары и прожекторы, электросварка, разряды молнии, разрывы снарядов, бомб и т.д. При проведении электроэнцефалографических исследований во время сна, в качестве одного из раздражителей, использовалась импульсная лампа, дающая до 20 вспышек в секунду, и находившаяся на расстоянии 40 см от лица спящего. В возникающих во время этих опытов сновидениях часто отмечались зрительные сцены, связанные с характером данного раздражителя, а именно: стрельба из автоматов, пулеметов, электросварка и т.п.

В разное время наблюдались группы здоровых людей одного возраста и пола, спавших в помещении, освещенном электрическим светом различной яркости. В большинстве сновидений этих людей отмечались зрительные образы, связанные со светом. В результате подобных опытов и наблюдений были получены следующие данные: из 101 случая сна (24 человека) в 93 случаях были отмечены сновидения, и из них в 72 сновидениях упорно держались зрительные образы, связанные со светом. В то же время в затемненном помещении в 30 случаях сна тех же лиц сновидения были отмечены в 25 случаях, но стойких зрительных образов, связанных с теми или иными источниками света, не обнаружилось. Эти данные указывают на то, что свет электролампочки, действовавшей на спящих, вызвал в их сновидениях зрительные образы, связанные со светом. При влиянии светового раздражителя на спящего человека наблюдаются и другие особенности: при увеличении силы источника света растет общее число сновидений и особенно тех, в которых обнаруживаются зрительные образы, связанные со светом; чаще отмечаются также слова, мысли, связанные со светом, освещением. Эмоциональный фон сновидений при увеличении силы светового раздражителя меняется, появляются неприятные сны, кошмары.

Наблюдения показывают, что повышение или понижение внешней температуры часто вызывает в сновидениях своеобразные зрительные образы и сцены. Если человек спит в холодном помещении, то часто в его сновидениях возникают зрительные образы, связанные с холодом (зима, снег, лед и др.). Можно считать установленным, что под влиянием пониженной температуры на ограниченные участки тела спящего, в его сновидениях часто возникают стойкие зрительные образы, связанные с охлаждением именно этих участков тела. Были записаны сновидения людей, спавших с непокрытой головой в прохладных помещениях, в холодных железнодорожных вагонах и на открытом воздухе при температуре от 0 до +10˚С. В большинстве этих сновидений отмечаются зрительные образы и сцены, выражающие охлаждение головы (потери зимой головного убора, падение снега на голову). Для того чтобы проверить эти наблюдения, были проведены опыты, в которых прикладывали к голове спящего пузырь со льдом. Я проделал на себе 5 таких опытов и во всех случаях имел сновидения со зрительными образами, связанными с охлаждением головы, а в одном – ощущение холода именно в том месте головы, к которому прикладывали лед.

Если человек спит в условиях, когда температура воздуха выше оптимальной, то во многих сновидениях отмечаются зрительные образы, связанные с теплом. Например, снится лето, солнце, горячие цеха и т.п. (обычно то, что чаще всего встречалось человеку в бодрствующем состоянии в связи с высокой температурой воздуха). Замечено, что при действии повышенной температуры на ограниченные участки тела спящего в сновидениях часто появляются зрительные сцены, связанные с нагреванием этих участков тела. Например, прикладывание к подошвам грелки с горячей водой при температуре +60-65˚С часто совпадало со сновидениями, содержащими такие зрительные сцены, как хождение босиком по раскаленным углям, по ярко освещенному солнцем песку, прикладывание к подошвам раскаленного железа. Высокая температура воздуха влияет на характер сновидений, они часто становятся неприятными и даже переходят в кошмары. В опытах при температуре ниже +8˚ появлялось ощущение холода; ощущение тепла отмечалось редко и только в том случае, когда температура воды в грелке достигала +60˚С и выше. Таким образом, мы видим, что температурные раздражители небольшой силы вызывают в сновидениях зрительные образы и сцены, ощущение же тепла или холода во время сна появляется только при значительном понижении или повышении температуры. Такое непосредственное проявление внешней температуры чаще наблюдается при поверхностном сне у людей с повышенной возбудимостью нервной системы. Эти данные указывают, что при действии внешних температурных раздражителей во время сна, в зрительных отделах головного мозга человека возбуждение возникает чаще и от меньшей силы раздражителей, чем в соответствующих отделах, связанных с температурным восприятием.

Определенное влияние на характер сна и сновидений оказывали атмосферное давление и влажность воздуха. Наиболее чувствительными к атмосферным изменениям были пожилые и старые люди, страдающие гипертонией, склерозом сосудов головного мозга и неврастенией. При повышении и особенно понижении атмосферного давления сон становится прерывистым и более поверхностным, с обилием неприятных сновидений. В течение многих лет при обследовании группы пожилых людей мы фиксировали температуру воздуха, атмосферное давление и относительную влажность за истекшую ночь. Оказалось, что колебание атмосферного давления более чем на 1,33 кПа (10мм рт.ст.), уже вызывало нарушение сна и изменение характера сновидений. При значительном понижении или повышении атмосферного давления эти люди жаловались на упадок сил, головную боль (шум в ушах), тоску, тревогу. Сон становился поверхностным, прерывистым, с обилием кошмарных сновидений.

Особенно интересны сновидения, возникающие при действии на спящего звуковых раздражителей. В таких сновидениях звуковые раздражители, как правило, вызывают зрительные образы, которые в бодрствующем состоянии человека были связаны с восприятием тех или иных звуков (голос хорошо знакомого человека вызывает зрительный образ его; мяуканье кошки – образ кошки; лай собаки – образ этого животного; гудок паровоза – вид паровоза и т.п.).

Очень интересно влияние музыки на сновидения. Оказывается, если вблизи спящего человека играть хорошо знакомую мелодию из оперы или оперетты, слышанной и виденной им на сцене, то в возникающем в это время сновидении часто можно обнаружить зрительные сцены, связанные с этой мелодией. Были проведены опыты (как с отдельными лицами, так и с группами людей), во время которых, вблизи спящего произносились хорошо знакомые слова, велся разговор, имеющий отношение к его работе, жизни; передавались хорошо знакомые песни, мелодии, а также звук сирены во время электроэнцефалографических исследований. При этом во многих сновидениях отмечались зрительные образы, связанные со звуковыми раздражителями. Приведем пример опыта на группе людей.

За несколько минут до подъема 16 солдат, сначала в соседней комнате, а затем и в самой спальне, ставили хорошо знакомую всем солдатам пластинку «Широка страна моя родная». После пробуждения 10 солдат заявили, что видели сновидения. В них у 8 солдат были зрительные сцены, связанные с этой мелодией. Одни видели поля, леса, горы, другие были на концерте, свадьбе, где исполнялась эта песня. Гармонист рассказывал, что он играл эту песню на гармонике гораздо лучше, чем наяву и радовался своим успехам, при этом слушал мелодию. Кроме него, еще один солдат заявил, что он слышал мелодию этой песни. При звуке сирены в сновидениях появлялись различные зрительные сцены: кричащие люди, стрельба, духовой оркестр, вокзал, паровоз, классный звонок и др.

Однажды нам представилась возможность принять участие в исследовательской работе по гипнопедии. Молодые здоровые люди (21 человек) одного возраста обучались телеграфному коду во сне на слух. Урок преподавался через микрофон с соответствующей аппаратурой, регулирующей силу звука и другие параметры. У кровати каждого обучавшегося была установлена розетка трансляционной сети с регулятором громкости, а в подушку был вшит микродинамик. Урок передавался из соседней комнаты через 1 ч после того, как обучающиеся ложились спать (обычно к этому времени все они засыпали), и за 11/2 ч до общего пробуждения. В течение ночи урок передавался 3-4 раза. Каждую ночь из 21 человека сновидения сообщали 5-7 человек. В содержании сновидений преобладали сцены, связанные с домом, семьей (молодые люди незадолго до этого прибыли из различных районов и, естественно, скучали по семье, родным местам), а также с телеграфной и телефонной аппаратурой и изучаемым предметом. При этом 8 человек определенно заявили, что видели во сне на телеграфной ленте те буквы, которые передавались в эту ночь.

Было замечено, что, чем сильнее звуковой раздражитель, тем чаще появлялись сновидения вообще и сновидения, в которых имелись зрительные сцены, связанные со звуком. Довольно часто отмечались такие мысли и слова, связанные со звуком, и только в 11 из 63 сновидений указывалось на ощущение звука. При этом звуковые ощущения появлялись во время действия сильных звуковых раздражителей. Такое же явление встречалось и без опытов. У нас записано 733 сновидения у 102 человек, и во всех них имелись стойкие зрительные сцены, связанные по содержанию с действующими в это время звуковыми раздражителями, и только в 83 из этих сновидений отмечались и звуковые ощущения. Необходимо отметить, что звуковые ощущения часто замечались в конце сновидения, и иногда трудно было определить, было ли это в сновидении или уже в период пробуждения.

Если же взять все наши 15 952 сновидения, записанных у 1299 лиц (кроме слепых и глухонемых), то звуковые ощущения отмечались только в 665 сновидениях (около 4,2%). При этом в 604 случаях – при наличии ощущения шума, звона или боли в ушах, возникших при заболевании слухового аппарата или после сильного раздражения его перед сном (длительным слушанием радиопередачи, после звукового кино и др.), и в 61 случае – при сильных внешних звуковых раздражителях, действующих во время сна. Частота появления звуковых ощущений в сновидениях разных людей была различной: одни их совсем не отмечали, другие изредка указывали на наличие их. Некоторые наблюдаемые заявляли, что они иногда в сновидениях слышат различные мелодии. Мелодии в сновидениях действительно иногда отмечаются, но редко. Чтобы проверить это, мы произвели опрос 56 профессионалов-музыкантов одного духового оркестра. И оказалось, что все они в сновидениях видят зрительные сцены, часто связанные с жизнью оркестра, однако звуковые ощущения, в том числе различные мелодии отмечались редко.

Таким образом, звуковые раздражители, действующие на спящего, проявляются в сновидениях чаще всего зрительными образами и сценами, которые возникали у человека в бодрствующем состоянии в связи с восприятием соответствующего раздражителя. У большинства наблюдаемых нами лиц, ощущение звука отмечалось в сновидениях очень редко и только при сильном раздражении слухового аппарата патологическим процессом или при очень сильном внешнем звуковом раздражителе. Эти факты указывают на то, что при действии звуковых раздражителей во время сна зрительные отделы головного мозга возбуждаются чаще и от раздражителя меньшей силы, чем соответствующие звуковые отделы. Тем самым подтверждается уже и раньше замеченное положение, что зрительные отделы головного мозга имеют большую чувствительность, чем звуковые.

Влияние пахучих веществ на органы обоняния спящего человека иногда совпадало с такими сновидениями, в которых отмечались зрительные образы и сцены, связанные с запахом этих раздражителей. Сон в душном, дурно пахнущем помещении часто сопровождается неприятными сновидениями со зрительными сценами скотных дворов, уборных и других подобных сцен. Во время сна в накуренном помещении часто бывают сновидения, в которых отмечаются зрительные сцены, связанные с табаком, курением.

Мы пытались проводить опыты, заключающиеся в том, что спящему в лицо пускался табачный дым. Всего было проделано 8 опытов, 2 из них - на мне, и в обоих случаях у меня были сновидения, связанные с табаком. В одном из них, я задыхался от табачного дыма. В 6 других опытах сновидения были в 5 случаях, из них в 4 – со зрительными сценами, связанными с табаком и удушьем дымом. В это же время мы проделали 20 опытов над спящими, поднося к носу вату, смоченную винным спиртом. Оказалось, что если давать нюхать винный спирт человеку, часто употреблявшему спиртные напитки и имевшему влечение к ним, то в сновидениях также появляются зрительные сцены, связанные с употреблением спиртных напитков. По нашим наблюдениям было 3 таких человека; с ними проделано 16 подобных опытов, при этом нам сообщено 13 сновидений, и во всех случаях были сцены, связанные с алкоголем. Если же давать нюхать винный спирт лицам, не употреблявшим спиртные напитки, то в сновидениях проявляются неприятные зрительные сцены нападения разбойников, удушья, обязательно фигурирует нос.

Интересны в этом отношении сновидения, возникающие при применении в качестве раздражителя духов различных марок. Мы проделали 21 опыт, во время которого было замечено, что у людей, знакомых с запахом духов, в сновидениях иногда отмечались зрительные образы, связанные с духами определенной марки. У людей же, не знакомых с запахом духов, строго определенных сцен не замечалось. Из 14 опытов над 2 женщинами и 1 мужчиной, хорошо знакомыми с запахом соответствующих марок духов, сновидения отмечены в 9 случаях, из них в 7 случаях были зрительные сцены, связанные с духами. При этом одна молодая женщина Е., возбудимого типа, из 5 опытов с поднесением к носу во время сна платка, смоченного хорошо знакомыми и любимыми ее духами «Красная Москва», в 4 случаях сообщила сновидения, в которых имелись зрительные сцены, связанные именно с этой маркой духов.

В 6 случаях мы пробовали подносить к носу спящих туалетное мыло; при этом в 4 случаях после пробуждения были рассказаны сновидения, в которых имелись упорные зрительные образы мыла, сцены, связанные с его употреблением, фигурировали лицо, нос.

Если же подносить к носу спящего вещества, имеющие неприятный или резкий (сильно действующий) запах, то сновидения принимают неприятный и даже кошмарный характер. Мы проделали 4 опыта с 2 молодыми людьми с поднесением к носу во время дневного сна нашатырного спирта, и во всех 4 случаях после пробуждения были сообщены сновидения неприятного содержания.

Всего опытов, с применением пахучих веществ как раздражителей во время сна, было произведено 61. При этом в 50 случаях были сообщены сновидения. Из них в 34 сновидениях встречались упорные зрительные образы и сцены, связанные с особенностями запаха испытываемых веществ, и только в 5 случаях имелись указания на ощущение соответствующего запаха. Кроме того, вне опытов, ощущение запаха отмечалось в 74 случаях, т.е. всего 79 раз, что составляет около 0,5% всех сновидений (кроме сновидений слепых и глухонемых). Необходимо отметить, что ощущение запаха во время сна, как правило, отмечалось, при более сильном раздражителе (нашатырном спирте, табаке) или при длительном действии их, а также при неглубоком сне.

Все это дает основание считать, что и запах как раздражитель проявляется в сновидениях, прежде всего, зрительными образами и сценами, возникающими в бодрствующем состоянии в связи с подобными раздражителями. Следовательно, и в этих случаях зрительные отделы головного мозга возбуждаются раньше и чаще, чем обонятельные.

Если рассматривать проявление в сновидениях раздражителей, действующих на кожу спящего человека, то и здесь нетрудно заметить определенные закономерности. Мы уже писали об отражении в сновидениях температурных и других раздражителей. Теперь остановимся на рассмотрении проявления механических раздражителей кожи. Эти раздражители имеют большое влияние на появление и содержание сновидений, так как они постоянно действуют на спящего человека. В наблюдениях было замечено, что неудобная постель, жесткая, короткая кровать, неровности в матраце, отсутствие подушки и т.п., а также неудобное положение тела или движение различных частей его во время сна постоянно проявлялись определенными зрительными сценами в сновидениях. В последующем эти наблюдения были подтверждены опытами, во время которых производилось механическое раздражение различных частей тела.

Всего у нас записано 4618 сновидений, возникших при механическом раздражении кожи и мышц. В том числе 4521 сновидение – в условиях естественного сна и 97 – во время опытов. Во всех этих сновидениях отмечались зрительные сцены, точно связанные с характером раздражения, и только 221 раз было ощущение давления, 38 раз – боли, 34 раза – тепла, 25 – холода и 27 – ощущение шероховатости. Содержание подобных сновидений, особенно основного их элемента – зрительных сцен, находилось в определенной зависимости от места раздражения, силы и длительности действия раздражителя, характера возникающего при этом ощущения, функциональных особенностей частей тела, подвергшихся раздражению, и, наконец, от субъективных особенностей человека – его образования, профессии, функционального состояния нервной системы. Однако, влияние механического раздражителя во время сна представляет интерес в том отношении, что в данном случае при действии одного и того же раздражителя можно более определенно проследить зависимость содержания сновидений от используемых раздражителей, а так же последовательность появления в сновидениях различных ощущений, связанных с кожной рецепцией, а отсюда и последовательность возбуждения различных отделов головного мозга во время сна. При этом основным, определяющим элементом в данной связи при равных прочих условиях (одинаковое функциональное состояние нервной системы разных людей, однотипные участки тела, подвергающиеся раздражениям, и т.п.) оказались сила и длительность действия механического раздражителя.

Зависимость содержания сновидений от силы механического раздражителя определялась следующими основными положениями: уже при самом незначительном механическом раздражении различных участков тела во время сна, в сновидениях появлялись зрительные образы и сцены, связанные с местом раздражения, т.е. возбуждались зрительные отделы головного мозга. При этом содержание зрительных сцен тоже находилось в зависимости от силы механического раздражения.

При слабом механическом раздражении (придавливание руки, ноги и других частей тела во время сна), когда появлялось легкое ощущение тепла или холода, в сновидениях также возникали зрительные сцены, связанные с нагреванием или охлаждением этих частей тела, а если это ощущение было в конечностях, то и сцены, связанные с движением. При более сильном и длительном давлении иногда появлялось ощущение онемения и возникали зрительные сцены с невозможностью двигать соответствующей частью тела (руки, ноги, туловище). Если же механическое раздражение было еще сильнее и вызывало ощущение боли в соответствующих частях тела, то в сновидениях появлялись зрительные сцены с различным повреждением (ранение, заболевание и др.) именно этих частей тела. Ощущения движения, тепла, холода, шероховатости и боли отмечались в подобных сновидениях редко (только при очень сильном или длительном действии механического раздражения) и всегда совпадали с соответствующим ощущением при пробуждении в тех же частях тела. Иначе говоря, для возбуждения отделов головного мозга, связанных с восприятием тактильных, температурных и болевых ощущений во время сна, всегда требовалась большая сила механического раздражителя, чем для возбуждения зрительных отделов.

Для уточнения влияния механического раздражения кожи на сновидения мы производили перевязку резиновым жгутом, тесемкой и нитками различных участков рук, ног и пальцев во время сна. Подобных опытов у нас было проделано 27 на 4 лицах; сновидения отмечались в 24 случаях. Из них в 17 случаях встречались и стойкие зрительные сцены с участием именно тех частей тела, которые были перевязаны. Другие ощущения (боль, ощущение давления, холода и тепла) были только в 5 сновидениях. При этом соответствующее ощущение в 2 случаях отмечалось при сильной боли в месте перевязки. Ощущение холода совпадало с чувством холодного покалывания на месте перевязки в момент пробуждения. Ощущение давления было при чувстве легкой боли в ноге. Ощущение тепла в сновидении имело место при чувстве жжения в перевязанном указательном пальце в момент пробуждения. Все эти ощущения, как правило, отмечались в конце сновидений, перед пробуждением или, может быть, в момент пробуждения.

Кроме того, у 5 лиц были проделаны 16 опытов, во время которых производились уколы в одних и тех же местах, а именно: в тыле правой кисти – 14 раз, в нижней трети левой голени – 2 раза. У нас имелась специальная игла, которая позволяла дозировать силу укола. Во время этих опытов нам удалось записать 11 сновидений, и во всех отмечались сцены, точно связанные с местом укола, в 2 случаях – и ощущение боли (не особенно отчетливо). По содержанию зрительные сцены выражали различные повреждения места укола (язвы, ранения, фурункул, укус животными, насекомыми).

В связи с влиянием механического раздражения, хочется еще остановиться на появлении в сновидениях движений различных частей тела во время сна, возникающих самостоятельно. Во время сна происходят самые разнообразные движения в различных частях тела, и они, как правило, включаются в сюжет сновидений. Мы наблюдали целый ряд подобных лиц, а некоторые из них проводили наблюдения сами. Когда во время сна происходит резкое расслабление мышц туловища, рук и ног, а также при быстром опускании головы с подушки, в сновидениях отмечаются зрительные сцены, в которых спящий падает в пропасть, с высокого дома, башни и т.п.

Говоря о влиянии раздражителей, необходимо помнить, что в сновидениях чаще всего одновременно проявляются разные внешние и внутренние раздражители; кроме того, определенное влияние на них оказывают различные процессы, происходящие в самом головном мозге. Все это, своеобразно соединяясь, часто создает очень сложную картину сновидений, в которой на первый взгляд, трудно заметить какие-нибудь закономерности. Однако во всех случаях при детальном рассмотрении самых сложных сновидений можно проследить зависимость их содержания от внешних и внутренних раздражителей.

Изложенный материал позволяет сделать следующее заключение. Самые разнообразные внешние раздражители, действующие на спящего, проявляются в сновидениях чаще всего зрительными образами и очень редко другими ощущениями. При этом, определяющими факторами в появлении различных ощущений в сновидениях являются сила и длительность действия внешних раздражителей. При любом слабом раздражителе, чаще и раньше всего, появляются зрительные элементы, другие же ощущения (звуковые, температурные, обонятельные, тактильные, болевые и др.) возникают только при увеличении силы и длительности действия соответствующего раздражителя. Иначе говоря, для возбуждения зрительных отделов головного мозга во время сна требуются внешние раздражители меньшей силы, чем для возбуждения всех других отделов. Этот факт является убедительным подтверждением того, что зрительные отделы головного мозга имеют большую чувствительность, чем звуковые, температурные, тактильные, обонятельные и двигательные.

^ Часть 2. Анализ деятельности головного мозга во сне.

В предыдущей части был рассмотрен характер проявления в сновидениях всевозможных внешних раздражителей, действовавших во время сна. Тем самым мы пытались проследить деятельность головного мозга в целом и определенных отделов его при различных состояниях организма и влиянии разнообразных раздражителей, действовавших в бодрствующем состоянии и во время сна. При этом совершенно очевидно, что у всех людей с сохраненным зрением при различных условиях сна чаще всего проявлялась функция зрительных отделов головного мозга, что выражалось возникновением зрительных образов и сцен сновидений. Несколько реже отмечались мысли и слова, связанные с содержанием зрительных сцен, и совсем редко – звуковые, температурные, болевые, тактильные, вкусовые, обонятельные и другие ощущения. Деятельность зрительных отделов головного мозга проявлялась в ответ на самые различные раздражители, действующие во время сна, тогда как проявление деятельности других анализаторов отмечалось очень редко даже при влиянии адекватных раздражителей. О степени участия различных отделов головного мозга в деятельности во время сна можно судить в определенной мере по частоте возникновения в сновидениях соответствующих ощущений и других проявлений их функций.

При анализе 15952 сновидений, собранных нами во время наблюдений и опытов у 1229 человек, находившихся в самых различных состояниях (кроме лиц с нарушенным зрением и глухонемых), получены следующие данные:

Очень часто в сновидениях всех людей, включая слепых и глухонемых, отмечались мысли и слова – в 13 765 из 16 300 сновидений (85% всех сновидений). Неприятные аффекты (тоска, тревога, страх) отмечались в 8796 сновидениях (54%), ощущение же радости – только в 324 сновидениях (2%).

Частота проявления тех или иных ощущений, кроме зрительных, в сновидениях разных людей была несколько различной, но отклонялась незначительно от вышеприведенных средних цифр. В сновидениях больных почти все ощущения отмечались, в общем, несколько чаще, чем у здоровых. У слепых и глухонемых выпадали, в той или иной степени, соответствующие элементы из сновидений. А именно: у слепых выпадали зрительные элементы, у глухонемых – звуковые, а вместо них появлялись звуковые (только у слепых), тактильные и другие ощущения, что указывает на замещение деятельности зрительных и звуковых отделов головного мозга, функциями других анализаторов.

Даже если приведенные средние данные не отличаются большой точностью, так как они получены в результате опроса наблюдаемых лиц, то и при возможных ошибках твердо сохраняется общее положение: в сновидениях разных людей всегда преобладают зрительные элементы. Можно с полной уверенностью сказать, что у людей с сохраненным зрением нет сновидений без зрительных образов.

Преобладание зрительных элементов в сновидениях отмечали все исследователи, начиная с самых древнейших времен и по настоящее время (независимо от направленности работ), вследствие чего и возник термин «сновидение». Почти так же часто отмечались отдельные мысли и слова, но они не выступали столь ярко, как зрительные сцены, являясь как бы дополнением к развертывающейся зрительной картине. Довольно часто в сновидениях отмечались аффекты, вызванные внутренними и внешними раздражителями и тоже, как правило, связанные с содержанием зрительных сцен. С такой же частотой, а в некоторых случаях даже чаще, встречались в сновидениях различные ощущения, связанные с жизненно важными функциями (дыханием) или с внутренними раздражителями, возникающими при жажде, голоде, половом возбуждении и естественных отправлениях. И уже совсем редко отмечаются адекватные внешним раздражителям ощущения (звуковые, температурные, тактильные). Все эти ощущения проявляются соответствующими зрительными сценами, которые и являются основными выразителями всех действующих раздражителей.

Принимая частоту появления тех или иных элементов сновидений, за показатель степени участия соответствующих отделов головного мозга в деятельности во время сна и в сновидениях, необходимо иметь в виду еще одно частое явление. Как отмечалось выше, зрительные сцены сновидений обычно точно связываются с теми участками тела, откуда действует раздражитель во время сна. Это показывает, что возбуждение проходит в кору головного мозга через корковый конец соответствующих анализаторов, и они участвуют в деятельности во время сна, хотя и проявляется это чаще всего не адекватными чувствами, а зрительными сценами, своеобразно связанными с местом раздражения. Следовательно, мы должны признать, что нервные образования, связанные с определением локализации раздражителей, играют значительную роль в деятельности головного мозга во время сна, и всем этим, вероятно, не исчерпывается сложный вопрос о степени участия разных отделов головного мозга в формировании сновидений. Из приведенных данных видно, что в сновидениях проявляется деятельность структур почти всех уровней и отделов головного мозга, только в разной степени.

Чем же обусловлено преобладание зрительных элементов в сновидениях? Зрительные образы и сцены часто появляются в сновидениях в ответ на самые различные внешние и внутренние раздражители, действующие во время сна (звуковые, температурные, механические, болевые, гормональные и т.п.), т.е. раздражители, которые не воспринимаются глазом, а вызывают возбуждение в других рецепторах спящего человека и попадают в головной мозг по различным нервным путям. Возможность действия световой энергии на головной мозг спящего гораздо меньше, чем других внешних и внутренних раздражителей, так как человек спит чаще всего ночью или в затемненном помещении, а закрытые веки еще ограничивают действие света на глаза. Является важным факт возникновения зрительных элементов сновидений у лиц, полностью потерявших зрение при жизни и совершенно неспособных воспринимать световую энергию зрительными рецепторами (потеря обоих глаз, полное разрушение обоих зрительных нервов). Все эти факты говорят о том, что преобладание зрительных элементов в сновидениях обусловлено не раздражителями, поступающими из глаз во время сна, а связано с какими-то функциональными особенностями головного мозга во время сна, прежде всего зрительных отделов коры головного мозга.

Глаз человека, а следовательно, и корковый отдел зрительного анализатора очень чувствительны к световой энергии. Порог ощущения его, по экспериментальным данным, находится в пределах 2-10 световых квантов. Пока неизвестно, чтобы от такой минимальной силы внешнего или внутреннего раздражителя возникало возбуждение в каком-нибудь анализаторе человека. Это дает представление о том, насколько чувствительными должны быть нервные элементы зрительного анализатора и насколько тонки процессы возбуждения, лежащие в основе зрительных ощущений. Другой важной особенностью зрительного анализатора является то, что через него воспринимается около половины всего объема информации, поступающей в головной мозг. Это положение дает основание допустить, что количество хранящейся информации в корковом отделе зрительного анализатора больше, чем в любом другом.

Следующим по чувствительности после зрительного анализатора является звуковой, затем хеморецепторы, температурные и механорецепторы. По объему воспринимаемой и хранящейся информации, после зрительного, на втором месте стоит звуковой, на третьем – тактильный, а затем обонятельный и вкусовой. Двигательный, интероцептивные и температурный анализаторы обладают высокой пропускной способностью, вероятно, близкой к пропускной способности зрительного и тактильного анализаторов.

Многогранность информации, получаемой зрительным анализатором, универсальность его при ориентировке в пространстве и в познании внешнего мира в значительной степени объясняет его высокую чувствительность и малую степень торможения во время сна, т.е. такие его свойства, которые позволяют подойти к пониманию преимущественного возникновения сновидений зрительного характера. Электроэнцефалографические исследования и изучение активности отдельных нейронов показали, что следовые реакции в коре зрительного анализатора более выражены и сохраняются дольше, чем в слуховой коре. При этом было замечено, что даже на звуковой раздражитель нейроны зрительной коры отвечали длительным последействием. В зрительной коре установлено наличие нейронов, реагирующих на разные раздражители: одни реагировали только на свет, другие на свет и звук, третьи вообще не реагировали на сенсорные раздражители. Все это свидетельствует о сложности функции зрительной коры и, в частности, о возможности взаимодействия ее с разными раздражителями и о широких связях с другими функциональными зонами головного мозга.

Определенное значение в возникновении сновидений имеет состояние повышенной активности и восприимчивости коры головного мозга в некоторые периоды сна, например во время «парадоксальной» фазы. Поскольку в эту фазу происходит повышение активности и возбудимости коры головного мозга, постольку вероятность возникновения сновидений в этот период сна возрастает. Сновидения в эту фазу сна могут возникать как вследствие оживления стойких следов, очагов возбуждения, так и в результате действия раздражителей. Замечено, что появляющиеся в эту фазу сна, сновидения состоят из больших сложных картин, выражающих увлекательные приключения, часто связанные с событиями далекого прошлого (детства, юности). Это явление, вероятно, обусловлено тем, что процесс возбуждения в подобных случаях охватывает обширные районы зрительной коры, оживляя наиболее прочные следы прошлого. Раздражители, действующие в эту фазу сна, тоже вызывают сложный сюжет сновидений, сами вплетаясь в него. Если же раздражители действовали в период медленного сна, когда отмечалось понижение активности и возбудимости коры головного мозга, то вероятность появления сновидений снижалась, а возникшие сновидения были короткими, бедными по содержанию, обычно связанными с действующим раздражителем и событиями предыдущего дня.

В свете изложенного выше, попытаемся рассмотреть некоторые возможные варианты появления зрительных элементов сновидений. В каждом отдельном случае, в зависимости от состояния организма и деятельности человека, глубина сна (степень активности) в том или ином анализаторе, отделе головного мозга, может быть разной. Даже в различных пунктах одного и того же анализатора, отдела глубина торможения также может различаться. Изменяться глубина сна может и вследствие внутренних процессов в головном мозге, в частности фазовых состояний, изменений химического состава крови и многих других, еще неизвестных причин. Действуя на спящего человека, внешние и внутренние раздражители будут вызывать процессы возбуждения в периферических концах соответствующих анализаторов. Это возбуждение будет направляться по нервным путям в высшие отделы центральной нервной системы, а также в ее определенные отделы: по слуховому нерву – в височную область, по чувствительным нервам кожи – в заднюю центральную и постцентральную извилины и т.п. В каждом отдельном случае возбуждение должно, по-видимому, направляться в такой участок той или иной области коры больших полушарий, в котором во время бодрствования происходило формирование следов возбуждения, связанных с данным раздражителем.

Это положение подтверждается тем, что при действии на спящего различными раздражителями мы в сновидениях, как правило, обнаруживаем элементы, связанные с качеством раздражителя и местом его приложения. Попытаемся проследить дальше, что произойдет с возбуждением, поступившим по нервным путям, в тот или иной участок коры больших полушарий. Здесь может быть много различных вариантов, но попробуем представить некоторые наиболее вероятные. Если возбуждение поступило по зрительным путям в кору зрительного отдела и имеет достаточную силу, то оно, видимо, может вызвать активацию, которая будет распространяться в каких-то пределах его, проявляясь сновидениями разного содержания, но, как правило, с включением зрительных элементов, связанных со светом или освещением. При этом отмечается интересный факт. Во время глубокого сна и при слабых световых раздражителях чаще возбуждаются нейроны первичных зон коры затылочной области и, в меньшей степени, вторичных зон. Во время же неглубокого сна и действия сильных раздражителей, возбуждение широко распространяется по вторичным зонам коры, обусловливая появление сложных сновидений, часто с цветными образами. Из цветов в сновидениях обычно встречаются серый, желтый, реже – зеленый и оранжевый; это обстоятельство также до некоторой степени указывает на то, что чаще возбуждаются наиболее чувствительные элементы зрительного анализатора.

Однако, по-видимому, по зрительным путям во время сна в головной мозг поступает меньше сигналов, чем по другим путям, так как во время сна обычно влияние световых раздражителей уменьшается до минимума. Чаще всего человек спит в затемненном помещении, а глаза, закрытые веками, имеют меньшую возможность взаимодействия со светом, чем периферические концы других анализаторов с адекватными раздражителями. Поэтому возможно, что во время сна при действии раздражителей чаще возбуждение поступает по другим нервным путям. Но тогда, как и почему возбуждение, появившееся в самых различных отделах спящего мозга и от самых различных раздражителей, постоянно проявляется зрительным образом?

Сам факт появления зрительных элементов сновидений, при возникновении очага возбуждения в различных областях коры, указывает на обширную связь зрительного анализатора с другими анализаторами, а возможно, и на значительное распространение клеток этого анализатора на больших пространствах коры головного мозга. Данное явление впервые отметил И.П.Павлов в начале этого столетия, и затем оно подтвердилось большим числом электрофизиологических и анатомических исследований у нас и за рубежом. Наши наблюдения над больными с органическими поражениями различных областей головного мозга тоже подтверждают данное положение. Все это делает наше допущение вполне правомерным. Кроме того, при влиянии звуковых, механических, температурных, обонятельных и других раздражителей на спящего, т.е. при направлении возбуждения в самые различные участки коры, в сновидениях, как правило, можно найти зрительные образы и сцены, связанные по содержанию с характером раздражителей. Все эти факты, нам кажется, дают основание допускать, что клетки зрительного анализатора имеют значительное распространение по коре. Но так как зрительный анализатор во время сна является наиболее чувствительным, то, естественно, здесь возбуждение возникает при наименьшей силе раздражителей, а следовательно, раньше и чаще, чем во всех других анализаторах при поступлении сигнала почти в любой участок коры спящего мозга.

Далее возбуждение от разбросанных по коре клеток зрительного анализатора, вероятно, передается ядру этого анализатора в затылочную область, проявляясь вполне конкретными зрительными образами и сценами, связанными, как правило, с характером вызвавшего их раздражителя. Необходимо отметить, что сигналы, поступающие в другие анализаторы коры от раздражителей во время сна, чаще всего бывают недостаточной силы, чтобы вызвать ощущение в соответствующем анализаторе, но для зрительного анализатора они оказываются очень сильными и вызывают процессы возбуждения.

Мы разобрали случай появления сновидений, когда сигнал с периферии попал в участок коры, где были клетки зрительного анализатора, но допустим случаи, когда подобные сигналы будут поступать в участки коры, в которых их нет. Как в таких случаях объяснить появление зрительного сновидения?

Исследования последних лет показали, что почти в каждой функциональной зоне коры головного мозга имеются нейроны, реагирующие на разные раздражители и различные по характеру сигналы. Эти данные позволяют сделать допущение, что сигналы, поступающие с периферии в другие функциональные зоны коры, могут вызвать возбуждение, которое будет распространяться по имеющимся связям в соседние зоны. Возникающее при этом возбуждение, вероятно, имеет недостаточную силу, чтобы вызвать соответствующее ощущение, так как, если это произойдет, то нарушится сон и наступит пробуждение. Однако не исключена возможность при данных условиях появления и распространения возбуждения. В литературе имеются указания на возможность распространения в ЦНС так называемых подпороговых раздражителей. Удалось у человека образовать условные рефлексы на подпороговые раздражители и даже зарегистрировать в сенсорной коре головного мозга ответы от подпороговых раздражителей. Появившись во время сна, такое слабое возбуждение, вероятно, будет распространяться по установившимся в бодрствующем состоянии связям, может дойти до клеток зрительного анализатора, вначале до периферических элементов, а затем и ядра его, и здесь уже силы этого возбуждения будет достаточно, чтобы вызвать появление зрительных ощущений.

Вопрос о выяснении функций головного мозга очень сложен и далеко не решен. Тем не менее, в результате экспериментальных исследований и клинических наблюдений обнаруживается более широкое представительство корковых зон для тех или иных функций. Обнаруживаются новые зоны коры головного мозга, имеющие отношение к одним и тем же функциям. Высказываются мысли о наличии двух и даже трех корковых «центров», «зон» различных сенсорных функций, о том, что та или иная структура мозга, связанная с определенной функцией, может участвовать в других видах деятельности. В то же время накапливаются факты, свидетельствующие, что в сфере каждой чувствительной зоны информация поступает в кору головного мозга по многим каналам. Однако большинство современных исследователей придерживаются концепции о динамической локализации функции, выдвинутой еще И.П.Павловым. Все это, вероятно, проявляется и во время сна и, нам кажется, играет определенную роль в визуализации различных раздражителей в сновидениях.

Но сновидения могут возникать и вследствие влияния внутренних раздражителей, действующих на соответствующие рецепторы внутренних органов или непосредственно на головной мозг. Если при действии внутренних раздражителей на соответствующие рецепторы механизм появления сновидений, вероятно, такой же, как и при влиянии внешних раздражителей, то при гуморальном влиянии это, возможно, происходит несколько иначе. Часто самые разнообразные изменения, происходящие в организме (жажда, голод, половое возбуждение, болезни и т.п.), у человека раньше и чаще всего проявляются зрительными сценами. В таких случаях возбуждающие вещества поступают в кровь (при болезнях – токсины, микробы) или происходит изменение ее состава (при голоде, жажде и других состояниях). И все это, примерно в одинаковой мере, действует на различные отделы головного мозга, так как их кровоснабжение осуществляется более или менее равномерно, однако, возбуждение чаще и раньше всего возникает в зрительных отделах, как наиболее чувствительных.

Таким образом, мы видим, что появление зрительных элементов в сновидениях в определенной мере связано со значительной распространенностью зрительного анализатора в коре головного мозга, с возможностью распространения подпороговых возбуждений и с очень высокой чувствительностью зрительного анализатора. Кроме того, следует помнить, что зрение является доминирующим чувством для связи с внешним миром, и по объему воспринимаемой и хранящейся информации зрительный анализатор стоит на первом месте среди прочих анализаторов. Этот факт может иметь определенное отношение к частоте появления зрительных образов в сновидениях. И этим, возможно, еще не исчерпываются причины, обусловливающие преобладание зрительных элементов в сновидениях.

Как отмечалось при анализе фактического материала, наиболее постоянно и отчетливо частота появления различных элементов сновидений находится в зависимости от чувствительности соответствующих анализаторов. Поэтому имеются основания допустить, что одной из главных причин, обусловливающих преобладание зрительных элементов в сновидениях, будет то, что зрительный анализатор и во время сна обладает самым низким порогом ощущения. Вследствие этого здесь возникают ощущения раньше и при меньшей силе раздражения, чем в других анализаторах во всех случаях проявления возбуждения в любом участке коры спящего мозга.

^ Часть 3. Деятельность мозга по формированию сновидений.

Далее мы хотим дать вам общее представление о процессе формирования сновидений, так, как понимает его С.Лаберж. И хотя это только его субъективная версия, она хорошо согласуется с нашей собственной практикой и дает первоначальное, хотя бы теоретическое, объяснение формирования того процесса, который мы называем сновидением.

В.Демидов в своей книге «Как мы видим то, что видим» изложил современные научные данные и взгляды на процесс восприятия и познания нами окружающего мира в бодрствующем состоянии. Если предположить, что процессы формирования восприятия в бодрствующем и спящем головном мозге одинаковые, то взгляды С.Лабержа по формированию сновидений во многом подтверждаются данными современной науки.

Одна из главных задач мозга предсказывать, регистрировать, анализировать и концентрировать результаты ваших действий во внешнем мире. Для этого он строит модель мира. Свою версию происходящего в мире мозг основывает на информации, постоянно поступающей от наших чувств. Наиболее доступной является информация, которая уже есть у нас в голове - воспоминания, ожидания, страхи, желания и так далее. С.Лаберж считает, что сны являются результатом обработки этой внутренней информации с целью создания модели мира. Согласно этой теории, сновидение - это результат тех же самых перцептуальных и умственных процессов, с помощью которых мы воспринимаем мир, когда бодрствуем. Поэтому, чтобы понять процесс сновидения, нам нужно разобраться в процессе бодрствующего восприятия, и затем - как оно изменяется во сне.

Процесс восприятия обеспечивается сложной и изначально бессознательной оценкой сенсорной информации. Она включает в себя много факторов, помимо простого ввода сенсорной информации. Эти факторы распадаются на два главных класса: ожидание и мотивация.

Восприятие (то, что мы видим, слышим, осязаем и т.д.) в значительной степени зависит от наших ожиданий. В определенном смысле, мы воспринимаем то, чего больше всего ожидаем. Ожидания принимают множество форм, и одной из наиболее важных, является контекст. Чтобы увидеть, насколько мощно контекст влияет на восприятие, заметьте, сколько времени у вас уйдет, чтобы прочитать вслух следующие два предложения: Образуют расставленные их случайно же быстро но примере правильно слова легче осмысленное гораздо поэтому слова предложение эти в как чем прочитать самые предыдущем те. Эти слова образуют осмысленное предложение, поэтому быстро и правильно прочитать их гораздо легче, чем те же самые слова, но расставленные случайно как в предыдущем предложении.

Скорее всего, на первое предложение у вас ушло времени больше. Произошло это потому, что во втором предложении слова расставлены с определенным смыслом. Каждое слово входит в разумный контекст, который помогает вам это слово увидеть, понять и прочитать. В первом же предложении вы лишены этой контекстной поддержки, поэтому на обработку слов у вас уходит больше времени. Также легче воспринимается все привычное, чем непривычное.

Еще один важный фактор, влияющий на восприятие - это недавний опыт. Мы ожидаем, что текущие события будут похожи на то, что было с нами недавно. На восприятие человека могут сильно повлиять и личные интересы, профессия, род занятий и особенности характера. Например, одна и та же клякса напомнила модельеру шляпку с перьями, а физиологу снимок поясничного отдела пищеварительной системы. Ожидание изменяет восприятие в соответствии с вашим представлением о предмете восприятия.

Другим важным фактором, влияющим на восприятие, является мотивация. Наши мотивации - это причины, побуждающие нас делать что-либо. Существует множество типов мотивации, от наиболее примитивных, например, голода, жажды, полового влечения, до психологических потребностей - любви, признания, уважения, и в конце концов до высших мотивов, таких, как альтруизм, самопожертвование, потребности реализовать то уникальное, что заложено в каждом человеке природой. Вероятно, на процессы восприятия могут влиять все эти уровни мотивации.

Сильные эмоции также определяют поведение и влияют на восприятие. Наверное, вы по себе знаете, что рассерженный человек склонен везде видеть врагов. Робкий везде будет видеть предмет своей боязни, принимая порой муху за слона. Или, что касается положительных эмоций, влюбленные склонны ошибочно принимать посторонних людей за своих возлюбленных.

В общем, мотивации заставляют людей действовать с целью удовлетворения каких-то своих потребностей. Мотив или эмоция изменяет ваше восприятие событий в сторону желаемого их исхода.

Если восприятие включает в себя анализ и оценку сенсорной информации, то мозг должен использовать какой-то механизм сопоставления, чтобы определить, что мы воспринимаем. Предположим, например, что перед нами расплывчатая тень какого-нибудь предмета. Что это - куст или животное? Для отождествления с любым из этих предметов, вы уже должны иметь умозрительные модели всего остального, с чем можно было бы сравнивать информацию от ваших органов чувств. То, что лучше всего подходит, и есть то, что вы видите.

Тот же самый процесс имеет место и на более абстрактных уровнях сознания, включая язык, мышление и память. Например, вы не сможете сделать вывод, что в данной ситуации кто-то говорит тактично или правдиво, пока у вас не будет умозрительной модели тактичности или правдивости. Эти умозрительные модели, именуемые "схемами", представляют собой блоки, из которых строится восприятие или мышление.

Новые схемы создаются путем изменения или комбинирования старых. Некоторые из них заложены генетически. При этом учитываются основные закономерности поведения окружающего мира до сих пор и прогноз его поведения в будущем. Схема - это модель, или теория, какой-то части мира. Это "разновидность" неформальной, несформулированной теории о природе событий, объектов или ситуаций, с которыми мы сталкиваемся. Весь имеющийся у нас набор схем, для интерпретации нашего мира, в каком-то смысле, составляет нашу личную теорию о природе реальности. Схемы помогают упорядочить восприятие, группируя вместе типичные наборы признаков или атрибутов объектов, людей или ситуаций. Это дает нам возможность выходить за пределы той неполной информации, что доступна нашим чувствам, и воспринимать мир целостно.

Вы также могли заметить, что обычно мы пользуемся схемами, сами того не осознавая. Например, мы пользуемся какими-то конкретными правилами общественного поведения в зависимости от обстановки. Мы просто смотрим на тип ситуации, в которой находимся (формальная, дружеская, интимная и т.д.) и действуем подобающим образом. Подобающее (ожидаемое) поведение определяется автоматически, как часть соответствующей схемы. Таким образом, если вы в оперном театре, то соответствующая схема заставляет вас тихо сидеть на своем месте, а не гулять по проходам.

Схемы связаны между собой. Определенная схема, такая как, например, "зритель в оперном театре", автоматически приводит в действие ряд других схем. Поэтому, женщину на сцене, одетую в королевское платье, вы принимаете за певицу, а не за члена королевской семьи.

До сих пор мы описывали схемы в чисто психологическом ракурсе, однако и в мозге за них отвечают, по-видимому, вполне определенные группы нейронов. Современная теория придерживается принципа, что степень влияния схемы на восприятие и поведение человека определяется степенью возбуждения соответствующей группы нейронов. Активация схемы сверх критического порога приводит к сознательному восприятию. Схемы, которые активируются слишком слабо, чтобы повлиять на другие схемы, приводят к бессознательному восприятию. Те же, которые активируются достаточно, чтобы повлиять на активацию других схем, но все-таки ниже критического порога, остаются частью предсознательного ума.

Поясним это на примере. Рассмотрим слово, связанное со схемой, которая, в данный момент, скорее всего, у вас не активирована: океан. Пока вы не прочитали это слово, ваша схема для океана, вероятно, лежала незадействованной в бессознательной части ума, вместе с другими связанными с ней схемами. Теперь, однако, эта схема у вас уже активировалась над порогом осознания и, вероятно, принесла с собой несколько других, таких, как рыба, чайки и побережье. Кроме активации нескольких схем до сознательного уровня слово "океан" вызвало еще схемы на предсознательный уровень. Это те из них, которые ассоциируются с океаном, но не приходят в голову сразу. Например, схема корабля у вас, наверное, хоть немного, но активировалась (хотя сейчас она уже в сознательной части вашего ума). Таким образом, схемам не обязательно присутствовать в нашем сознании, чтобы воздействовать на наше поведение.

Точка зрения С.Лабержа состоит том, что сновидения - являются моделированием мира, осуществляемым нашими системами восприятия. Понятие о бодрствующем восприятии, которое вы только получили, поможет вам разобраться в этой теории.

Рассмотрим, прежде всего, как сон изменяет процесс восприятия. Во время БДГ-сна способность воспринимать информацию из внешнего мира, равно как и способность тела двигаться, подавлены, в то время как мозг в целом очень активен. Эта активность возбуждает некоторые схемы выше порога восприятия. Эти схемы проникают в сознание, заставляя спящего видеть, слышать, осязать и переживать вещи, которых в данный момент нет в окружающем его мире.

В обычной ситуации, если вам приходится видеть что-нибудь, чего на самом деле нет, информация, поступающая по сенсорным каналам, быстро исправляет это ошибочное впечатление. Почему же этого не происходит во время сна? Потому что нет сенсорных поступлений в мозг, которые могли бы исправить такого рода ошибки. Наши ощущения во сне определяются теми схемами, которые активированы выше порога осознания. Но как отбираются конкретные схемы для активации? Теми же процессами, что и в состоянии бодрствования: ожиданием и мотивацией.

Ожидание проявляется в снах многими способами. Когда мы строим мир сна, то ожидаем, что он будет похож на миры, в которых мы уже бывали. Таким образом, в мирах сновидений почти всегда присутствует гравитация, пространство, время и воздух. Точно так же как недавний опыт влияет на бодрствующее восприятие, он влияет и на сновидения. Личные интересы, заботы и род занятий влияют на сновидения так же, как и на бодрствующее восприятие.

Сильно влияют на бодрствующее восприятие мотивация и эмоции, и этого же можно ожидать и в сновидениях. В частности, у вас, вероятно, бывали сны, в которых сбывалось то, о чем вы мечтаете. Предположим, например, вы легли спать не поужинав. Тогда с большой вероятностью, вам может присниться еда. Действительно, как страх делает нас более пугливыми, то есть готовыми принять все непонятное за опасность, в бодрствующем состоянии, так же это происходит и во сне. Вероятно, по этой причине людям снятся неприятные и даже ужасные вещи. Причина же их не в мазохистском бессознательном стремлении к самоуничтожению, как считал Фрейд, а, скорее, в боязни определенных событий, и, как следствие, в ожидании, что они могут произойти. Вы не можете бояться призраков, если вы в них не верите.

Учитывая сказанное выше, можно было бы ожидать, что сны представляют собой последовательность бессвязных образов, мыслей, ощущений и впечатлений, а не волнующие истории с занимательными подробностями, какими они часто являются. С.Лаберж считает, что активизацией схем можно также объяснить сложные и осмысленные сновидения. Несколько общих схем могут породить множество осмысленных деталей: дайте спящему мозгу схему точки, и он увидит муху, дайте ему одну или две активированные схемы, и он сотворит из них сон. Некоторые сновидения имеют сюжет столь же последовательный, захватывающий, драматический и глубокий, как и лучшие образцы литературного творчества. Иногда, проснувшись из такого сна, ощущаешь, что значение персонажей или событий, возникавших по ходу сюжета, прояснилось только в развязке. Это создает впечатление, будто весь сюжет сна был продуман заранее и что бессознательный ум, вместе со сновидением, дал задание сознательному уму проинтерпретировать его.

Однако, более простое объяснение, считает С.Лаберж, состоит в том, что на протяжении сна была активирована схема истории. Понятие схемы истории может вас слегка озадачить, но помните, что схемы существуют для всего. Схема истории, или повествовательная схема, является основной и одинаково понимаемой во всем мире частью человеческой культуры. Типичная история состоит из последовательности эпизодов, которая, делится на три части: завязка, кульминация и развязка. Завязка выводит на сцену обстоятельства и персонажей, которые обычно сталкиваются с какой-нибудь проблемой или трудностью, которая как-то разрешается в конце повествования. Схемы историй могут включать в себя последовательность событий, моменты появления действующих лиц, драматические конфликты, их развязку, "неожиданную" концовку и так далее. И совсем не обязательно привлекать бессознательный ум в роли "режиссера сновидений".

Взгляд на сны, как на модель мира, далек от традиционного мнения о них, как о посланиях от "высшего Я" или от бессознательного ума. Проведенная надлежащим образом интерпретация сновидений может очень многое сказать о личности человека и быть весьма полезной процедурой. Причина этого видна невооруженным глазом. Подумайте о тесте с чернильной кляксой. Как получается, что образ, который люди видят в кляксе, что-то говорит нам о них? Их интерпретации информируют нас об их личных интересах, делах, заботах и особенностях характера. Сны же содержат гораздо больше информации о личности, нежели интерпретация клякс, потому что образы в них создаются нами самими из содержимого нашего ума. Сны могут не быть посланиями, но они являются творением самых глубинных слоев нашей психики. А если так, то они безошибочно отражают, кто и что мы есть и кем мы можем стать.

Как мы видели, схемы - это теории, в которых воплощены наши предположения о мире. Если эти предположения ошибочны и, как результат, схема перестает быть адекватной моделью мира, то происходит процесс пересмотра теории и модернизации схемы. Ваша модернизированная схема будет лучше объяснять факты, и у вас станет чуть больше знаний, чем прежде. Если все время модернизировать свои схемы к новой информации, то наш мир будет постоянно расширяться, по мере того как схемы будут становиться все более полными, согласованными и "разумными". К сожалению, люди не всегда модернизируют свои схемы, встречаясь с новой информацией. Мы можем даже не заметить эту новую информацию, как раз из-за того, что она не удовлетворяет положениям наших старых схем. Вместо того чтобы заметить это расхождение, мы вписываем или проецируем наше восприятие реального события или объекта в нашу схему. Мы иногда страдаем от самонадеянной близорукости, пытаясь свести новые концепции к уже имеющимся у нас понятиям. Нам просто необходимы схемы, позволяющие посмотреть на себя по-новому и обеспечить основу для развития тонкого восприятия.

В состоянии сна нами управляет тот же набор общих схем, что и в состоянии бодрствования. В обоих состояниях мы предполагаем, что бодрствуем, и поэтому во сне наше восприятие искажается, чтобы удовлетворить этому предположению. Когда во сне происходят причудливые события, мы каким-нибудь образом преобразуем их в то, что считаем возможным. Если же нам и удается отметить, либо ощутить их необычность, мы, как привило, игнарируем причины этого. Если вы хотите стать осознанно сновидящим, вы должны быть готовы к тому, что иногда аномалии восприятия объясняются тем, что вы спите. Ваши ожидания и предположения, сознательные или предсознательные, о характере сновидений в значительной степени определяют ту конкретную форму, которую принимают ваши сновидения. Это относится и к реальной жизни.

В качестве примера влияния предполагаемых ограничений на человеческие поступки, возьмем миф о четырехминутной миле. На протяжении многих лет считалось, что пробежать милю быстрее четырех минут невозможно, пока кто-то не пробежал, и невозможное стало возможным. Почти сразу же это сделали и многие другие.

Предположения играют более важную роль во сне, нежели во время бодрствования. Ведь в физическом мире действуют ограничения, заложенные в нашем теле, не говоря уже об ограничениях, налагаемых законами физики. Хотя барьер четырехминутной мили не был непреодолимым, абсолютный предел человеческой скорости все-таки существует. Так, по-видимому, невозможно с нашими современными телами пробежать милю за четыре секунды. Однако, в мире сновидений мы если и подчиняемся законам физики, то лишь в силу привычки.

Для действий в осознанном сне могут быть ограничения физиологические, связанные с пределами функциональных возможностей мозга. Например, выяснилось, что в осознанных сновидениях практически невозможно найти и прочитать связные отрывки текста. Буквы в осознанных сновидениях просто не хотят стоять на месте. Когда вы пытаетесь сосредоточиться на словах, они превращаются в иероглифы. Как бы то ни было, в сновидениях количество возможных физиологических ограничений значительно меньше, чем количество физических ограничений, налагаемых на бодрствующее состояние. Поэтому во сне на первый план выходят ограничения психологического характера, такие как предположения. В сновидениях, строже, чем где бы то ни было, действует правило: если вы думаете, что не можете, то вы не можете.






2778267117134677.html
2778324066190192.html
2778358093037725.html
2778463249191279.html
2778537174222536.html