Юрий шушкевич параллельная россия - страница 9




По вертикальной оси в положительной зоне имеем деловитость, жизненную активность и предпринимательские качества. В отрицательной зоне — имеем антоним всему этому, то есть иждивенчество, профессиональную и социальную пассивность.

Так вот, большая часть сегодняшнего российского общества, не менее восьмидесяти процентов, попадают в III и IV квадранты. Тридцать процентов в III квадрант — цинизм и иждивенчество, пятьдесят процентов в IV квадрант — романтизм (простодушие) и иждивенчество.

В первом квадранте (романтизм и трудолюбие) сегодня у нас не более десяти, от силы — пятнадцати процентов населения. Раньше было значительно больше, но именно отсюда за последние десятилетия происходил основной поток трудовой эмиграции — ученых, инженеров, квалифицированных рабочих, просто приветливых, крепких, трудолюбивых людей. Именно их дефицит, их физическое отсутствие в сегодняшнем обществе формирует его безрадостный и мрачный вид.

Второй квадрант — место обитания работоспособных циников, которых у нас не более десяти процентов. Это — крупные предприниматели, топ-менеджеры, чиновники на должностях, заработанных не мздой, а службой. Политические и административные животные, как сейчас принято говорить.

Третий квадрант — циничные иждивенцы. Их не менее тридцати процентов. Это мелкие и средние чиновники, служащие исключительно за привилегии и мзду, то есть без «животной» страсти к политике и власти, это «офисный планктон», это, увы, и значительная часть сегодняшних правоохранителей. А у самой нижней грани III квадранта, где значения цинизма и иждивенчества достигают своего предела, пребывает российский гопник. Современный гопник давно вышел из эгрегора шпаны или фанатских банд, он обрел массовость, сделался позорным символом страны, типажом, по которому Россию сегодня узнают в любой точке планеты. В этом же квадранте, не побоимся признать, — и значительная часть нынешней «кавказской молодежи».

И наконец, IV квадрант с «романтическими иждивенцами». Их сегодня — едва ли не половина населения, представленная, в основном, людьми советского поколения, привыкшими каждый день ходить на работу, слушаться начальство и планировать жизнь на десятилетия вперед. В прежние времена эти люди не образовывали золотого фонда, но составляли золотую середину, обеспечивавшую советской системе ее устойчивость. Правда, они же одновременно и препятствовали переменам, хотя и не фатально — ими всего лишь нужно было грамотно руководить, готовить... Сегодня эта когорта активно пополняется инфантильной молодежью — той, которая за неимением полноценной, ответственной работы и социальных перспектив предпочитает жить в атмосфере мифов, в свои 30–40 лет оставаясь с мировоззрением шестнадцатилетних.

В процессе генезиса Параллельной России ведущую роль по определению будут играть персоналии из I квадранта. Как только новая страна сумеет прочно укорениться, их популяция перестанет таять и, возможно, со временем расширится до 30% российского социума. Также к ним постепенно примкнут «работоспособные циники» — профессионалы администрирования и управления. Полагаю, что их численность останется неизменной — те же 10%. Таким образом, консорция новой России по своей численности достигнет 40% населения.

«Население» IV квадранта будет востребовано в качестве своеобразного кадрового резерва, выполняя функциональную работу на производстве, в науке, сфере образования и т. д. Новая страна предоставит им возможность жить в состоянии гармоничного равновесия, сохраняя неизменной традиционную человеческую сущность. Но ничто не будет препятствовать им переместиться в первый квадрант — ведь смена парадигмы иждивенчества на ответственность и дееспособность в большей степени определяется личным выбором человека, чем его врожденными психофизическими характеристиками.

Россия, в которой 40% сумеют развить в себе сверхчеловеческие качества, а другие 40% смогут свободно сделать выбор между гармоничным гомеостазом и сверхчеловечностью, смогла бы стать эффективной, справедливой и прекрасной страной!

А вот с человеческой «помойкой», представленной III квадрантом, всё будет сложнее. Более трети циничных иждивенцев — слишком большая нагрузка, неотвратимо тянущая вниз наш сегодняшний социум. Маловероятно, что они воспользуются возможностью сменить свой социальный тип. По всей видимости, эти люди до последнего будут оставаться в «России ветхой», образуя дешевый, но опасный в использовании функциональный трудовой ресурс и продолжая населять окраины теряющих былой блеск городов. Конечно, вслед за М.Горьким неплохо было бы помечтать о том, что когда-нибудь «…вымрут полудикие, глупые, тяжелые люди русских сел и деревень — все те почти страшные люди, о которых говорилось выше, и их заменит новое племя — грамотных, разумных, бодрых людей», — но подобный антропологический тип, увы, будет постоянно воспроизводиться, поэтому новой России предстоит научиться жить с 15–20% подобного человеческого материала. Не закрывая для них социальных лифтов во II и IV квадранты, но и не позволяя навязывать свои привычки и стереотипы остальным.

Хочется предостеречь и от соблазна сбрасывать подобный человеческий материал в вооруженные силы новой России: стремление комплектовать армию за счёт «помойки», вполне очевидное сегодня, абсолютно недопустимо в условиях новой страны. В наступающую эпоху значение вооруженных сил беспрецедентно возрастет: мир станет более конфликтным, и России с ее немыслимой протяженностью границ не избежать покушений на свое жизненное пространство.

Русской армии необходимо вернуть элитарность и аристократизм, сделав местом формирования волевых и нравственных качеств сверхчеловека. Необходимо восстановить здоровый дух натиска и агрессии, отказавшись от пассивного миротворчества. Общеприз­нан­ная военная доктрина должна быть нацелена на безусловное поражение противника, даже если им окажутся США или Китай — а не рассуждать об экологической неприемлемости ядерных ударов. Служба в такой армии станет необходимым и желанным элементом формирования личности, а ее избегание — позором и неудачей, как считалось еще каких-то пятьдесят лет назад. Прохождение воинской службы также должно обеспечивать возможность получения в последующем первоклассного образования — второй основы бытия сверхчеловека, а также пожизненного доступа к программам поддержания и коррекции здоровья.

Пожалуй, на этом можно было бы и завершить концептуальный очерк о параллельной стране, идея которой родилась, как мы помним, из осознанной необходимости борьбы с застоем. Однако с учетом выводов о более чем внушительных изменениях в человеческой природе, дорога к которым в такой стране будет открыта, возникает вопрос: где предел для подобного развития? В чем состоит замысел Бога, если вместо приведения человечества к покаянию через всё более отчетливый тупик нынешнего развития цивилизации ему предлагается пройти еще один круг? И не пытается ли автор поспорить с древними книгами, предлагая строить Божье царство руками людей?

Нет, не пытается. Новая страна, происходящая из Параллельной России, конечно же, не станет Царством Божьим на земле, и сверхчеловек будущего при всех возможностях биомедицины и квантовой физики навряд ли сумеет своими руками воскресить мертвых, как мечтал Н.Федоров. Зато люди смогут сделать к Богу еще один шаг, воссоздав в себе часть божественной сущности. А также — и это не менее важно! — своим новым бытием оправдать жертвы и ошибки предшествующих поколений, в изобилии рассыпанные по нашему историческому прошлому.

Возможно, что после преодоления сверхчеловеком экзистенциальных и исторических дихотомий наши потомки смогут написать и новую историю — с видением прошлого, близким к его видению с бесстрастной стороны, то есть со стороны Бога. Тем самым подготовив встречу с Ним не только для себя, но и для нас и наших предшественников. И, кто знает, — может быть, тем самым приблизив час подлинного Преображения человека.


In hoc signo vinces —
С сим победим!






2726211213293725.html
2726321880973133.html
2726400563580090.html
2726466651643540.html
2726559563877294.html